Полковник Мухин: У армии есть женское лицо

Закономерность такова, что как бы там ни было, женщина в жизни военнослужащего – это, как правило, еще и важная часть его ратной службы, без которой эту службу представить очень трудно.

​Я полковник в отставке Мухин Владимир Георгиевич, прослуживший в армии более 26 лет, как и многие мои сослуживцы, проходил службу в разных местах бывшего СССР и России, служил в ГСВГ, был в командировках в так называемых «горячих точках» в Анголе, бывшей Югославии, Чечне, повидал многое. Мне есть, что рассказать людям об армии и обо всем том, что с ней связано, когда в жизни военного появляется женщина.

Я буду регулярно писать небольшие истории, размышления, воспоминания, связанные с ролью женщин в армии – жен, матерей, любимых подруг, знакомых солдат и офицеров, женщин-военнослужащих. Хочу надеяться, что это будет интересно…

Мне думается, что семьи погибших и раненых защитников Отечества должны иметь еще и значительные социальные льготы, а не только единовременную материальную компенсацию. Вдовам, которые остались с маленькими детьми на руках, в обществе должны быть организована поддержка и милосердие. Это должно стать идеологией государства. И эта идеология должна укорениться среди нас и должна быть оформлена в соответствующем законе, указе главы государства. Если этого не будет, есть угроза, что в нашем обществе появятся обозленные на нашу власть и законы люди. И в чем-то они будут правы. Скажем, человек, который воевал, по закону о ветеранах получает статус ветерана боевых действий – какую-то маленькую доплату, право бесплатного проезда в транспорте, возможность без очереди обслуживаться в больницах, госучреждениях. У вдов погибших военных таких прав нет. А надо бы ввести такие им права. Вот есть у нас суворовские училища, пансионаты благородных девиц, так именно дети погибших и раненых наших военных должны без всяких экзаменов приниматься туда.

  При советской власти были подобные льготы для семей погибших защитников Родины. Но моя бабушка Мухина Агафья Степановна (в девичестве Коханова), простая колхозница, никаких льгот не имела. Ее муж, мой дед Иван Павлович, был директором школы. В 30-х годах прошлого столетия он погиб от рук белоказаков. Это тем более печально, что сама бабушка была из знатного рода семиреченских казаков. У нее на руках осталось семь детей, которые хорошо учились и во все свободное время тоже, как она, трудились в колхозе. Чтобы что-то заработать и не умереть с голода. Но тогда время было такое.

  В детстве я не понимал бабушку, которая не любила советскую власть и бранила коммунистов.  Она ходила в церковь и верила, что Бог все исправит и поможет в трудную минуту. «И с грешниками он тоже разберется. Бог не скажет, не покажет, а накажет», — любила она повторять нам эти слова. А ее дети, в том числе и мой папа, сами стали коммунистами. В Бога они как бы не верили. Но жили, как я сейчас понимаю, по божьим заветам и правилам. Были честными и порядочными, преданными Отечеству. Все дети бабушки пошли добровольцами на фронт и, к счастью, остались живы.

  Многих людей от неправильных, корыстных и злых действий и поступков спасает вера в Бога! Но не только Бог, но и государство, общество должны быть помощниками тем, кто в этом нуждается – особенно вдов, обездоленных раненых фронтовиков, женщин и детей…