Полковник Мухин: У армии есть женское лицо

Закономерность такова, что как бы там ни было, женщина в жизни военнослужащего – это, как правило, еще и важная часть его ратной службы, без которой эту службу представить очень трудно.

​Я полковник в отставке Мухин Владимир Георгиевич, прослуживший в армии более 26 лет, как и многие мои сослуживцы, проходил службу в разных местах бывшего СССР и России, служил в ГСВГ, был в командировках в так называемых «горячих точках» в Анголе, бывшей Югославии, Чечне, повидал многое. Мне есть, что рассказать людям об армии и обо всем том, что с ней связано, когда в жизни военного появляется женщина.

Я буду регулярно писать небольшие истории, размышления, воспоминания, связанные с ролью женщин в армии – жен, матерей, любимых подруг, знакомых солдат и офицеров, женщин-военнослужащих. Хочу надеяться, что это будет интересно…

Самое несправедливое в нашей действительности – это смерть человека. И, когда он еще живой, но безнадежно болен, близкие, как правило, хотят ему помочь. И до последнего не верят, что он вот-вот уйдет из жизни. Так считала и моя мама, Мухина Мария Никитична, когда папа, Георгий Иванович, уволившись со службы в звании майора, почти сразу заболел. Врачи тогда сказали маме, что болезнь его неизлечимая, и дают от силы полгода на то, что папа еще поживет на свете.

  Мы знали об этом, но не верили, надеясь, что состоится чудо, и папа выздоровеет. Мама подняла на ноги весь окружной военный госпиталь, и каждый день после работы (она была воспитательницей детского сада и работала до обеда в первую смену) она приезжала к папе в палату и ухаживала за ним. Общалась с врачами, требовала новых консилиумов, обсуждала, чем еще можно помочь больному. Иногда от новых лекарств и уколов папе становилось легче. Мы выписывали его на некоторое время из госпиталя, и он, на радость нам, находился дома. Но потом болезнь снова его забирала, и на скорой папу отвозили в госпиталь. Благодаря тому, что мама интенсивно ухаживала за папой, теребила врачей, папа прожил еще целых три года. 9 мая 1975 года папе, как фронтовику, прямо в госпитальной палате командование  вручило медаль в честь 30-летия Великой Победы. В этот день он родился, и это был двойной праздник в нашей семье. А через полтора месяца папы не стало. Он умер, когда ему было всего 52 года. Когда папу хоронили, мама даже не плакала, держалась крепко, приговаривала: «хорошие люди и Богу нужны!». 

  Спустя несколько дней после похорон меня приняли в Ташкентское высшее общевойсковое  командное училище им. В.И.Ленина, и я продолжил военную биографию нашей семьи, чем моя мама очень сильно гордилась…